Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Вячеслав Владимирович

Три негодяя

image.jpg

Вы, говорю, Степатыч, с котом - два негодяя. То один что-нибудь натворит, то другой. Степатыч подумал и предложил: "Ну, мы же друзья все, давай будем называться "Три негодяя".

Согласен.
Вячеслав Владимирович

37

IMG_0434.JPG

Это чюдо случилось в День рождения. Любимая жена Анюта подарила мне пижамный сет ещё в пятницу. Начал в нём ходить. А штаны заправлял в носки с медведями. И снял их вчера перед сном, не пошатнув конструкию. Они, снятые, оставались заправленными в носки. Сегодня утром я так ловко надел штаны, что и в носки сразу попал. Планирую практиковать такое и дальше.

Ура.
Вячеслав Владимирович

Арт-та-та, арт-та-та, мы везём с собой кота

image.jpg

Благодаря Анютику, стал посещать современные выставки. Вчера ходил в арт-гараж. Арт-гараж таится под арт-мостом. Был дождь, капало с потолка. Поначалу подумал, что мы еще не дошли, что надо пройти через пункт приёма посуды. Нет, это уже инсталляция. На полу лежали бутылки. Назывались "поищи смысл". Неподалёку висели бумажные штаны. Желающие могли перевесить их на другую верёвку, приняв тем самым участие в международной акции. Я шептал слова Никиты Хрущёва: "Вы что - мужики или пидорасы проклятые?"

В сияющем боксе застыл глыбой Виктор Сафонкин, застыл возле собственного небесного мяса. И в сиянии он был всё же похож на ночной фонарь, вокруг которого случилось движение малых сих. Был мэр, был замминистра культуры, был великий и ужасный Константин Шапкарин, был человек-кисть Никита Пичугин, была сама Валентина Борисовна Семёнова. Они любовались. Скоро выставка переедет на площадь. Чиркунов жив!

Ещё был светлый паренёк, он подобрал сердце Данко и поместил в него самого Данко, дал шанс.

Но там душевный вид из окна!

Collapse )
Вячеслав Владимирович

Жили были сазан с сазанихой

Сазан с сазанихой.jpg

БЫТ И НРАВЫ ПЕТРОПАВЛОВСКОЙ РЫБЫ

Сазан доводится сводным братом карпу, но карп - тот закабален границами водоема, прозябает в угрюмой тине, а сазанам дана жизнь иная. Перекаты, стремнины, вольный плеск. И вот ходит сазан в реке - медные пятаки на боку, усики блатные, хвостик крендельком. Важный, как Михалков Никита. Жирный, будто свинья к осени. А рядом жена его, сазаниха. Губами шлепает, ласковые слова говорит. Он дарил ей кувшинки и водил в камыши. По утрам, когда над водой поднимался пар, а под кустом крякала знакомая утка, они выпрыгивали из реки. Блистала в брызгах золотая броня, разбегались смешные мальки, и старый сом из-под коряги ворчал непотребное. В одно волшебное утро я словил сазана с сазанихой.

Ко дню славных и всехвальных первоверховных апостолов Петра и Павла запечется достойная рыба!

Collapse )
Вячеслав Владимирович

Котейка Рекс и съедобное бревнышко

бревно и рекс.jpg

КАК СНАРУЖИ РОСЛИ ОПЯТА, А ВНУТРИ НОЧЕВАЛ ОСЬМИНОГ

В День города, когда нарядные люди танцевали на площадях, а матрешки водили хоровод на фонтанном спуске, когда над Саранском кружились солнечные вертолеты и сбрасывали эскимо, когда университетский шпиль пронзил стратосферу, и ликующие студенты выпили по бокалу "Вдовы Клико", когда дети рисовали мелом Петра Николаевича Тултаева верхом на символичной лисе, когда джазовый бог Александр Курин играл на хрустальном рояле музыку лета, когда Степан Эрьзя сошел с постамента и погладил ладонью клен, когда по Саранке, гремя салютами, плыл пятипалубный теплоход, а в небе сияла радуга, когда на площадке парка имени Пушкина выступал Пол Маккартни, приглашенный администрацией, когда в зоопарке обнялись заяц и волк, мы с серым котейкой по имени Рекс сидели на кухне и смотрели в окошко.

Во дворе тихо, зелено, на качелях болтаются маленькие негодяи, кусты сирени шевелит легкий, праздничный ветерок, собака чешет рыжую спину. И кот спрашивает без обиняков - что есть будем? Сейчас, отвечаю, подумаем. Не робей, батюшка.

Необходимо и торжество соблюсти и приготовить что-то естественное - лесное, морское, молочное... К чему коты устремляются, в чем я найду утешение.

Collapse )
Вячеслав Владимирович

"Всю жизнь мечтал резать!"

IMG_2443.jpg

ДЕРЕВЯННЫЕ ПОСИДЕЛКИ У АНДРЕЯ НИКОЛАЕВИЧА ПРОСВИРКИНА

В загородной резиденции Федоровка-1 бешеный цвет садов, шелк белоснежных вишен, крупные серьги черемух, соловьиные переливы. Гусеница ползет к золотой голове одуванчика, превращается в бабочку и вертит круги над избой старинного моего приятеля Андрея Николаевича Просвиркина - поэта деревянной резни, ложкаря-медвежатника, затейливого изографа, земледельца, неукротимого слесаря, животновода, строителя и любомудра. Гощу в уик-энд на его огороде, забавляюсь тещиным пирогом и овсяными пряничками. В чайнике заварен кипрей, в баночке тыквенное варенье - все самолепные заготовки. Как здесь душевно за малым столиком среди древних камней, тележных колес и ожившего под вольным резцом Сварога. Но Андрей Николаич не слушает трели, не считает коленца, его трофейная форма со складов бундесвера пропитана потом, он тянет вожжами саманные блоки, он перекладывает в одиночку сосновые срубы, возит глину на верной, старенькой черепахе по имени Черчилль, а в редкие минуты отдохновения берет в руки старый рябиновый пень, сучок березы, осину, клен и выделывает чюдеса. Дерево оживает, начинает смотреть, дышать, разговаривать...

А началось все несколько лет назад с мешалки для варенья.

Collapse )
Вячеслав Владимирович

"В лесу своих хозяев хватает"

заповедные люди.jpg

ЗАПОВЕДНЫЕ РАЗГОВОРЫ О КАБАНЬЕМ ГОРЕ И МЕДВЕЖЬЕМ УДОВОЛЬСТВИИ

Таким шикарным январем (в январе дело было) прозябать в городе – большой грех. Звоню своему доброму другу, директору заповедника Александру Ручину: «Борисыч, а давайте под вашими соснами погуляем, покалякаем о зверятах, о скованности озер и морозе…» - «Отчего ж не пройтись? Жду, чай ставлю». И поехали по заметенным дорогам до самой богоспасаемой Пушты. И лишь однажды остановились на перекус неподалеку от Пурдошек. Порезали сало, лучок, угостили заблудившуюся собачку хлебом, а от печеника она вежливо отказалась. «Замораживает, барин», - говорю сопутнику Денису Петрову. А он мне с укором: «Надо было тебе, дураку, подштанники надевать, не в ближний край едем».

Ничего, согреемся задушевной беседой.

Collapse )